Областное государственное автономное учреждение культуры "УльяновскКинофонд"

Интервью Л. М. Сауровой «Симбирскому курьеру»

«Через 20 лет ничего не будет: ни кино, ни театра, ни книг, ни газет одно сплошное телевидение», – заявил в 1979 году герой знаменитой ленты «Москва слезам не верит». Его предсказание относительно кино едва не сбылось даже раньше назначенного срока, когда в 1990-е годы людям было не до развлечений, да и откровенная «чернуха» от отечественных кинопроизводителей зрителям быстро надоела.

Не стало фильмов-событий, на которые публика ломилась…

К началу XXI века ситуация стала меняться, в городах России появились модернизированные кинотеатры с долби-звуком, комфортной обстановкой, форматом 3D. Заметно изменилось и содержание фильмов, но не в лучшую сторону – оно опустилось до уровня попкорна. Тем не менее люди стали ходить в кино новые спецэффекты, зрелищность, а иногда и любопытный сюжет порой помогали собирать даже полные залы. И кинотеатров со все более прогрессивным оборудованием становилось все больше, но в июне этого года, после нескольких лет относительного благополучия на кинорынке Ульяновска, вдруг прекратил показы мультиплекс «Кинопарк». А на днях появилась информация о том, что председатель правительства РФ Дмитрий Медведев поручил рассмотреть возможность введения НДС на билеты в кино, доход от которого направить на поддержку отечественного производства фильмов. О судьбе кино мы поговорили с единственным в регионе членом Союза кинематографистов России, директором «Облкинофонда» и международного фестиваля кино- и телепрограмм для семейного просмотра «От всей души» Лидией Сауровой.

— Лидия Михайловна, в Ульяновске сейчас всего семь кинотеатров – это много или мало?

— Вы считаете кинотеатрами, а мы считаем кинозалами. Это правильнее, потому что, например, только в «Синема парке» – девять кинозалов.

Всего в области – 71 работающий кинозал, и 21 из них находится в Ульяновске. Я считаю, что стремиться к перенасыщению не нужно: как ни странно, в Казани одна из самых низких посещаемостей кинотеатров в ПФО, и причина именно в перенасыщении города кинозалами. В Ульяновске этот баланс более-менее нормальный, но если говорить о расположении кинотеатров, то это серьезный вопрос. Например, в Засвияжье на одном небольшом пятачке имеется два громадных предложения – шесть кинозалов в «Матрице» и девять – в «Синема парке». А в центре, с его популярностью и высокой проходимостью, такого крупного предложения нет. У хорошегокинотеатра «Художественный» – всего один зал. Даже у нас в «Люмьере» – два зала, хотя и маленьких всего по 35 мест. Но это уже преимущество, дающее человеку выбор.

«Кинопарк» в этом смысле был некой отдушиной, и, насколько я знаю, речь не идет о его закрытии. Хозяева занимаются ребрендингом: возможно, изменятся содержание и направление работы. Но не исключено, что, может быть, эту сеть переведут в Димитровград, где на весь город работает всего один кинотеатр. Не секрет, что в последнее время у «Кинопарка» были проблемы с наполняемостью залов.

— Та же проблема и в других кинотеатрах. Как Вы считаете, причина в доступности фильмов, которую дают интернет и телевидение?

— Однозначно. Я лично знаю людей, которые вообще не ходят в кино, потому что все можно посмотреть в интернете, пусть и позже. Но, по большому счету, кинотеатр – это одна из самых дешевых возможностей выйти в свет: прийти в компании в комфортный кинозал, посмотреть фильм на большом экране, с соответствующим звуком, испытать чувство некой сопричастности. Я надеюсь, кино не отменится. Тем более что доходы от проката растут такими темпами, что достаточно посмотреть их динамику в регионе. За прошедшие пять лет они выросли более чем в два раза.

— Несмотря ни на что, есть люди, которые по инерции или из любви к большому экрану продолжают ходить в кинотеатры. Помнится, еще в 1980-е случалось, что билетов было просто не достать…

— Я всю жизнь работаю в кино и прекрасно помню очереди. И звонки с просьбой достать билет в тот или иной кинотеатр, особенно если шли скандальные зарубежные фильмы. Я застала время строительства «Современника» и «Свияги» – первых кинотеатров широкого формата. Был большой бум, когда открылся Ленинский мемориал, где тоже иногда показывали кино. Например, шел фильм «Освобождение» Юрия Озерова, и люди стремились туда попасть даже не столько кино посмотреть, сколько сам Мемцентр.

Помню я и период забвения, когда в кинотеатрах были барахолки, в «России» продавали мебель, а в «Художественном» – секонд-хэнд. Я повторяю слова благодарности коммерческим прокатчикам, которые вернули моду ходить в кино. Но по большому счету зрителя вернул в кинотеатры «Титаник». Тогда еще не было возможности посмотреть новый фильм в интернете, к тому же говорили, что такое мощное, зрелищное кино смотреть по телевизору – все равно, что подглядывать в замочную скважину. После «Титаника» бизнесмены поняли, что можно вкладываться в кино, а за ними проснулось и государство, которое увидело, насколько большие «прокатные» деньги проходят мимо него. И если было время, когда в Москве кинотеатры сначала раздали, например, Бабкиной, Пугачевой и другим, а потом стали возвращать и создали сеть «Московское кино». Любовь Казарновская как-то сказала, что удивляется нашему государству, которое не использует возможности такого массового и простого, доступного вида искусства в своих целях.

Это же самый мобильный вид искусства, особенно в последние годы, когда мы стали привозить большой экран в села на киномобиле.

ФОТО

— Судя по нашему кинофестивалю, люди знают и любят русских актеров, публика хочет их видеть не только в телесериалах. Возможно ли вернуть русское кино в кинотеатры?

— Я понимаю это желание. Недавно одна знакомая мне долго говорила о том, как ей хочется, чтобы по всей России показывали фильм «Лука» о выдающемся священнике и хирурге. Но прокатчики пока идут по самому легкому пути, покупая беспроигрышные блокбастеры, которые приносят доход даже при не особо высокой посещаемости. Поэтому в 2014 году 86 процентов дохода от кинопроката принесло зарубежное кино и только 14 – российское. Дело в том, что наше, особенно фестивальное, умное, глубокое кино требует серьезной работы. Проблема и в другом: российское кино неконкурентоспособно.

Карен Шахназаров поддерживает инициативу Медведева о вводе НДС, но это приведет только к оттоку зрителя, потому что подорожают билеты на зарубежные фильмы.

И вряд ли это сильно повысит посещаемость российских фильмов, потому что смотреть особенно-то и нечего. Я против налога, потому что не очень верю в то, что доход от НДС пойдет на развитие кинематографа.

Бывая на встречах кинематографистов, я часто слышу, как производители просят денег, но я против и квотирования, ведь Тарковский и прочие выдающиеся режиссеры состоялись вопреки: их в свое время не поддерживали. А средства государство сейчас дает – авторскому, молодежному, детскому, семейному кино, дебютам. Причем у меня система поддержки кино на государственном уровне вызывает вопросы: например, я не понимаю, почему надо давать деньги успешным продюсерам, которые уже доказали, что могут работать. А кто будет поддерживать того, кто еще не доказал?

Единственный путь – создавать качественный продукт. Современное кино в принципе испытывает дефицит идей, дефицит историй, а ведь кино – это некая история, которая должна зацепить человека, как это сделала «Москва слезам не верит».

— Помню, в те же 80-е годы, кроме США, на афишах значились Франция, Италия, что уж говорить об Индии. Сейчас можно подумать, что кино снимают только в Штатах и немного в России. Но и кинофестивали мира, и фильмотека интернет-сайтов показывают, что это не так. Почему же мы не видим в кинотеатрах картин из Испании, Чехии, Японии, Турции и так далее?

— Показ и этих фильмов требует работы. Это не голливудские блокбастеры, которые «хором» идут сразу по всему миру и имеют мощную информационно-рекламную поддержку. Есть прокатчики, которые стараются протаскивать и интеллектуальное кино, но редкий зритель пойдет на такое. Поэтому Министерство культуры РФ и старается поддерживать фестивали вроде нашего – это практически единственная возможность показать фильмы, которые больше нигде не увидишь.

— «Люмьер» как раз и отличается особым репертуаром, получается, вас не пугает необходимость работы со зрителем?

— Конечно, мы не сидим и не ждем, когда к нам придут, особенно в старый зал, где показываем фильмы с пленки. Мы приглашаем школьников на экранизации литературных произведений, проводим кинолекции, имеем договоры с университетами. Я считаю, что выпускник факультета культуры и искусства должен хотя бы иметь представление о Феллини, Тарковском и других выдающихся режиссерах, чтобы иметь определенный кругозор… По понедельникам у нас проходит сеанс для пожилых людей с билетами всего по 30 рублей. У нас вообще некий оазис социальных цен. Но какой бы низкой ни была цена, важна и доступность кинотетра. Например, из нового города к нам не особо-то поездишь – хорошо, что там работает хотя бы один кинотеатр, двузальный. К слову, у нас в регионе любят все по кластерам раскладывать, и я могу заявить, что кинокластер тоже складывается. Проводятся съемки, проходит кинофестиваль, который пробудил интерес к кино, организованы конкурсы любительских и школьных фильмов, работают киношкола, детская киностудия в Инзе, а теперь собираются построить киностудию. Пусть что-то в этом спорно, пусть наивно, но главное – идет процесс, который отвлекает людей от плохого и увлекает хорошим.